Выбор темы
Отключение картинок
Размер шрифта
Интервал между буквами
ВНИМАНИЕ! Сайт работает в тестовом режиме и проходит стадию наполнения информацией. Старая версия сайта

Герои Аджимушкая.

Меню раздела
Герои Аджимушкая.

Герои Аджимушкая.

Подвиг Павла Максимовича Ягунова.

В Аджимушкайских каменоломнях летом 1942 года советские люди совершили массовый подвиг, а гитлеровцы чудовищное преступление, поражающее своей бесчеловечностью.

Немецко-фашистские захватчики побывали в этом крае дважды: осенью 1941 года, но их тогда довольно быстро отбросили назад, и в мае 1942 года, когда они вновь захватили Керченский полуостров, прорвались к проливу и окружили ряд частей Красной Армии.

Советские воины, не желая сдаваться врагу, отошли в камено­ломни у поселка Аджимушкай и заняли там круговую оборону. В тех же каменоломнях находилось несколько тысяч местных жителей, в основном женщин, стариков и детей, спасавшихся от бомбежек и вражеских обстрелов. Всего здесь собралось более 20 тысяч человек.

Гитлеровское командование приказало пленить всех, кто укрылся в подземелье, а в случае сопротивления - безжалостно уничтожить. Против осажденных бросили два отборных полка пехоты 46-й дивизии, танки и минометы, 88-й саперный батальон и спе­циальную команду войск СС.

Но первое время ни танки, ни автоматчи­ки не могли даже близко подойти к входам в каменоломни — всюду их встречал дружный огонь отрядов прикрытия. Лишь 16 мая врагу удалось блокировать район камено­ломен. Но и тогда днем и ночью смельчаки выходили на поверхность и внезапными налетами отгоняли гитлеровцев на 3—4 кило­метра. Несколько раз они подолгу удерживали поселки Аджимушкай, Колонка и завод имени Войкова, используя этот успех для пополнения запасов воды и продоволь­ствия.

О том, какое большое военное и моральное значение имели бое­вые действия Аджимушкайского подземного гарнизона в тылу врага, свидетельствуют не только их каждодневные боевые дела, но и некоторые трофейные документы, которые попали в руки советских воинов после разгрома фашистской Германии. Так, в одном из таких документов, секретном донесении из Симферополя в Берлин, названном «О советских очагах сопротивления в каменоломнях Аджимушкая — Крым», есть такие признания: «Аджимушкайские катакомбы,- находящиеся в 3 километрах от окраин Керчи, прев­ращены большевиками в сильно укрепленные узлы сопротивления...» Далее: «Ягунов получил приказ командующего Крымским фронтом генерал-лейтенанта Козлова держаться до тех пор, пока не вернется Красная Армия. Этот приказ неукоснительно выполнялся...» Авто­ры доклада вынуждены признать, что даже в конце октября 1942 го­да приходилось проводить усиленные карательные экспедиции про­тив остатков мужественных защитников каменоломен.

Борьбой окруженных советских воинов руководил штаб оборо­ны, во главе которого встали коммунисты — полковник П. М. Ягунов, комиссар И. П. Парахин, полковник Ф. А. Верушкин, под­полковник Г. М. Бурмин. Был образован полк обороны Аджимуш­кая с тремя батальонами и специальными командами разведчиков, радистов, истребителей танков, интендантской частью, госпиталем, группой по добыче воды и группой «слухачей», наблюдавших за взрывными работами на поверхности. Вся жизнь подземного гарни­зона велась строго по уставу РККА, и это значительно повысило его обороноспособность.

В первых ожесточенных схватках с гитлеровцами смертью храб­рых пали командир 1-го батальона старший лейтенант Н. Н. Белов, капитан В. М. Левицкий, лейтенант Новиков, младший лейтенант Павел Салтыков и десятки других героев.

Над каменоломнями день и ночь гремели выстрелы, разрывы гранат и мин, затем заухали мощные разрывы авиабомб, которыми гитлеровцы хотели вскрыть центральные подземные траншеи. К 20 мая 1942 года в Керчь из Берлина прибыли самолеты, которые доставили секретное оружие для борьбы с непокорными совет­скими людьми. Этим оружием оказался новый газ, изобретенный фашистскими учеными. Газ находился в больших баллонах и грана­тах особой конструкции.

Засыпав камнями и землей от взрывов все выходы из камено­ломен, гитлеровцы подвели к щелям трубы от баллонов со сжатым газом. Через пробуренные отверстия вниз бросали гранаты. А тех, кто пытался выбраться наверх, разили из пулеметов и автоматов.

Первая газовая атака была проведена в ночь на 25 мая. За ней последовали другие — в течение нескольких дней с интервалами 3—5 часов. Эту трагедию описал в своем дневнике младший лейте­нант Александр Иванович Трофименко — один из героев Аджимуш­кая.

От газов и обвалов погибло не менее 10 тысяч человек. Часть людей в бессознательном состоянии попала в руки гитлеровцев.

Но и эти варварские атаки не сломили волю оставшихся в живых защитников Аджимушкая. Конец мая и июнь они не давали покоя карателям. Однако силы их с каждым днем таяли. Люди гибли от голода и жажды, от газовых атак, гибли во время вылазок из каменоломен.

В начале июля трагически погиб Павел Максимович Ягунов. Выходец из крестьянской семьи села Чеберчино, Дубёнского района, Мордовской АССР, он прошел трудный жизненный путь. Ему рано пришлось уйти из дому на заработки. Гражданская война застала 18-летнего рабочего в Средней Азии, где он вступил добро­вольцем в 1-й Отдельный Туркестанский коммунистический ба­тальон и участвовал в боях с белоказаками под Актюбинском. Затем в рядах 5-го Туркестанского стрелкового полка сражался на юге Советской Республики против белогвардейцев Деникина.

Кончилась гражданская война, и он снова в Средней Азии. Во главе красноармейского отряда преследует басмаческие банды, ликвидирует гнезда контрреволюции. К этому времени выбор был сделан: Павел Максимович стал кадровым военным. В 1937 году он командир полка на юге страны. Коммунист, грамотный, вдумчивый и решительный командир, отзывчивый товарищ, хороший семьянин и отец.

Перед войной он служил в Бакинском военном пехотном учи­лище. Затем — фронт, Крым, Аджимушкай...

Под стать Ягунову был его помощник — кадровый военный Федор Алексеевич Верушкин. Война застала его с семьей в Симферополе. Коммунист, волевой командир, он пользовался авто­ритетом в гарнизоне и округе.

С первых дней войны Федор Алексеевич занимался формиро­ванием новых частей Красной Армии. Затем — участие в оборо­не Крыма, тяжелое ранение, госпиталь в Аджимушкае и снова бои...

Комиссар гарнизона Иван Павлович Парахин был потомствен­ным шахтером. В 1921 году вступил в партию, затем учился, был на партийной работе. С 1935 года в армии. Это мужественный, твердого характера человек, умевший раскрыть человеческую душу и помочь добрым советом.

Командование обороной каменоломен после гибели Ягунова при­нял Григорий Михайлович Бурмин, кадровый военный, танкист, участник боев на Халхин-Голе. В Крыму во главе танкового полка он прикрывал арьергарды пехотных частей, оборонял до последне­го часа завод имени Войкова и уже после блокады Аджимушкая пробился в каменоломни с группой бойцов. После многодневных упорных боев, больших потерь в составе гарнизона Парахин, Веруш­кин и их товарищи оказались в гестаповской тюрьме Симферополя. Их долго пытали и, ничего не добившись, расстреляли.

Последние разрозненные группы обессиленных защитников Аджимушкая ушли из каменоломен в ноябре 1942 года, когда землю засыпало мокрым снегом.

В ноябре 1943 года части Отдельной Приморской армии форси­ровали Керченский пролив и одним из первых освободили поселок Аджимушкай. То, что увидели воины в каменоломнях, трудно под­дается описанию. Несколько тысяч людей погибли у входов и отду­шин, задохнувшись от газов. Они находились в позах, говоривших об ужасных мучениях. Из катакомб было извлечено свыше 3 тысяч трупов.

О героической обороне Аджимушкайских каменоломен стало известно сразу же, как только советские войска освободили Кер­ченский полуостров. В газете «Керченский рабочий» был опублико­ван акт комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских варваров в районе Керчи. В этом акте значительное место отводилось трагическим событиям в Аджимушкае.

После выхода книги «Говорят погибшие герои» поступили многочисленные отклики с мест. Это обстоятельство, а также последующие розыски людей и документальных свидетельств дали возможность довольно подробно восстановить подлинную картину героической эпопеи.

Среди многообразных источников — настенных надписей, красноармейских книжек, найденных в каменоломнях, писем и воспоминаний участников обороны и очевидцев, сообщений печати, материалов судебных процессов и трофейных материалов — особое место занимают дневниковые записи.

Наибольший интерес представляет дневник, который велся в центральных каменоломнях, то есть там, где находилось главное командование гарнизона защитников Аджимушкая. На 59 тетрад­ных страницах убористым почерком рассказывалось о первых днях обороны и до начала июля 1942 года, когда автор скончался от голода и истощения. Из-за важности своего содержания и хорошей сохранности дневник получил довольно широкое распространение в литературе последних лет.

Автором его был младший лейтенант Александр Иванович Трофименко.

Интересна история записки Степана Титовича Чебаненко. Она была найдена в январе 1944 года при раскопках пяти братских могил. Записку, вложенную в партбилет, обнаружили в кармане истлевшей гимнастерки. Он был дру­гом П. М. Ягунова. С. Т. Чебаненко погиб в возрасте 28 лет. Содер­жание его записки-завещания показывает величие духа советского воина-коммуниста, верящего в конечное торжество справедливого дела.

В 1975 году издательство «Молодая гвардия» выпустило книгу В. Кондратьева «Герои Аджимушкая. Рассказы о мужестве Подзем­ного гарнизона».

О подвиге Ягунова и его товарищей - героях Аджимушкая написал Александр Соболевский в книге «Командир подземного гарнизона» мордовского книжного издательства.

Замечательно сказал поэт Илья Сельвинский:

Кто всхлипывает тут?

Слеза мужская здесь

Может прозвучать

Кощунством.

Встать!

Страна велит нам

Почести воздать

Великим мертвецам

Аджимушкая.

Ерочкина Н.Н. – зав. выставочным отделом Мемориального музея военного и

трудового подвига 1941-1945гг.